Чеховская О.С. Влияние эротизированного переноса и контрпереноса на динамику супервизионной группы

ВЛИЯНИЕ ЭРОТИЗИРОВАННОГО ПЕРЕНОСА И КОНТРПЕРЕНОСА НА ДИНАМИКУ СУПЕРВИЗИОННОЙ ГРУППЫ

 

Чеховская О. С.

Известно, что в отношении терапевта у клиента возникает перенос — некое переживание, относящееся скорее к значимым фигурам прошлого. У терапевта же в отношении клиента также возникает своеобразное пережива­ние, именуемое в психоанализе контрпереносом. Сегодня перенос определяется как «транспозиция, перемещение на другое лицо, главным образом на психоаналитика, чувств, желаний, модальностей отношений, которые некогда были сформированы и испытывались субъектам к инвестируемым в процессе его истории и людям, в первую очередь к родителям» [3].

Блюм (1973) писал: «Эротизированный перенос — особая разновидность эротического переноса, крайний сектор спектра. Он представляет собой интенсивную, прямую, иррациональную, эротическую поглощенность аналитиком, характеризуемую открытыми, явно эго-синтонными требованиями любви и сексуального осуществления желаний от аналитика» [5].

В некоторых случаях данная проблема продолжает быть чрезмерно трудной для разрешения аналитическими инструментами. Иногда, с определенной степенью осознания со стороны аналитика, терапия клиента прерывается. Очень часто в процессе супервизии выясняется, что терапевт не в состоянии реагировать на ситуацию эротизированного переноса, сохраняя правильный контроль над своим контрпереносом.

Существует не так много литературы по этому вопросу. Представляются полезными рекомендации Д. Джейкобса и соавторов, изложенные в работе «Супервизорство. Техника и методы корректирующих консультаций». Д. Джейкобс и др. предлагают специалисту, проходящему супервизию, «возможность говорить о пациенте в свободной манере. Этот подход позволяет супервизору наблюдать и оценивать то, как супервизируемый систематизирует данные клинических наблюдений, как он мыслит» [2, С. 47]. «Супервизор располагает рядом категорий, в том числе клиническими моделями, гипотезами, теориями, представлениями о типах характеров, формах защиты, моделями внутрипсихического и межличностного функционирования» [2, С.62—63]. Расспрашивает о поведении клиента в рамках психотерапевтической ситуации (расписание посещений, оплата, отмена терапевтических сессий и т. д.), что может свидетельствовать об отношении клиента к терапии и к терапевту. Очень важно понять, «в чем заключается основной конфликт и причина болезни пациента, тогда вы можете прогнозировать их появление в переносе и должны быть готовы к выслушиванию такого материала». Этот вывод — общее правило, предназначенное для руководства процессом слушания и формирования итоговых заключений [2, С.65—66].

Рассказ супервизируемого терапевта о клиенте помогает ему выйти из слияния со своими уже сформированными представлениями о клиенте и уточнить фокус работы или его детализировать, проясняет содержание его проекций и интроекций, оживляет его эмоциональные реакции и способствует их осознаванию. На этом этапе супервизор имеет возможность наблюдать и стимулировать осознавание терапевтом того, как именно он рассказывает о клиенте и о своей терапии, получая еще одну опору для супервизии. И. Д. Булюбаш предлагает задавать вопросы, «которые помогут терапевту продвигаться на рабочей стадии супервизии (конечно, не по порядку, а в соответствии с контекстом происходящего): «Что для вас происходило на этом отрезке сессии?», «Что делал клиент, чего он хотел от терапевта?», «Чем терапевт отвечал на это и как при этом чувствовал себя?», «Что происходит сейчас на супервизорской сессии?», «Имеют ли те чувства, которые испытывает супервизор в процессе супервизии, отношение к тому, что сложилось в терапии с клиентом?». Важно терапевту разобраться со своими чувствами и реакциями [1, С.103—108].

Некоторые терапевты чрезвычайно тревожатся при осознавании своей агрессивности или эротических чувств к клиенту. Супервизор может помочь нормализовать эту реакцию, открывая вместе с терапевтом ее диагностическую и терапевтическую ценность для терапевтического процесса, а также для понимания отношений «терапевт–клиент». Эти особенности в терапевтических отношениях могут быть выражены только через чувства терапевта. Супервизор отслеживает «определение связи чувств терапевта в контексте сессии с его личным материалом, собственными проблемами и ограничениями, которые затем могут быть проработаны в его личной терапии. Очень важным может быть осознавание сходства проблем терапевта и клиента» [1, С.109].

Ведущий групповую супервизию должен внимательно выслушивать всю информацию о клиенте, которую терапевт принес на супервизию. Как правило, в словах специалиста можно отследить и то, что происходит в динамике работы групповой супервизии. Например, специалист говорит о «слипании, зависимости, соперничестве, агрессии, эротическом переносе, сексуальности, механизме защиты — вытеснении, соблазнении, желании поддержки, обесценивании, проявляющихся в жизни клиента и на сессиях в терапии». Эти специфические проявления можно отследить в поведении участников группы, например: перемигивание специалистов между собой, улыбки, зажатость поз, пропуск своей очереди задавать вопрос, или высказываться, сложность в озвучивании своих чувств специалиста, предоставляющего случай на супервизию, отсутствие готовности специалиста обсуждать значимую и для самого себя тему эротизированного переноса.

Когда супервизор озвучивает в конце супервизорской сессии динамику работы группы, мы наблюдали такой эффект: бессознательное супервизора может «слипаться» с бессознательным терапевта и супервизор может не «видеть» те глубинные состояния, переживания клиента, которые связаны с эротизированным переносом. Это может проявляться в том, что супервизор заметил в динамике «агрессию, слипание, игнорирование, обесценивание», и совсем не отметил, «вытеснил» сексуальность и сексуальные потребности клиента. Это может говорить о динамике процесса, происходящего и на терапии. Например, клиент говорит о том, что не может смотреть эротические сцены одного известного фильма. А терапевт клиенту на это может говорить: «Возможно, режиссер не очень удачно снял этот фильм» — уходя в сторону, совершенно вытесняя ту «вылезшую тему» клиента о «невозможности смотреть эротические сцены». Или, например, клиент говорит терапевту о том, что ходит на курсы по стрип-дансу, показывает фотографии, говорит о том, что знает о прошлом терапевта, который тоже посещал данные курсы. А на супервизии терапевт говорит об этом как бы невзначай, в конце рассказа о клиенте, не акцентируя на этом внимание группы и супервизора. При нарциссической структуре личности клиента, может иметь место «затопленность» группы из-за нарушения временных границ и структурирования времени.

В ситуации появления эротизированного переноса и контрпереноса в терапевтических отношениях супервизор может порекомендовать специалисту прекратить терапию с клиентом в следующих ситуациях:

  1. Если специалист не обладает соответствующей компетенцией.
  2. Если аффект захватывает специалиста, и он не справляется с ним.
  3. Если есть признаки накопленного аффекта клиента и опасность для специалиста (угрожающее поведение).
  4. Если есть любовные отношения.
  5. Если имеет место использование клиента в личных целях.
  6. Если продолжение работы не является эффективным для клиента.

Эффективность работы специалиста супервизор может оценить по следующим критериям:

-     Качество жизни клиента меняется. Ему хорошо.

-     Качество контактов меняется, появляется взаимопонимание в отношениях.

-     Повторное обращение клиента.

-     Рост зарплаты клиента.

-     Увеличение количества детей.

-     Выполнение запроса клиента [4].

 

Литература

  1. Булюбаш И. Д. Основы супервизии в гештальт-терапии. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. — 223 с.
  2. Джейкобс Д., Дэвид П., Мейер Д. Дж. Супервизорство. Техника и методы корректирующих консультаций. СПб.: Б. С. К., 1997. — 235 с.
  3. Кинодо Ж.-М. «Читая Фрейда: изучение трудов Фрейда в хронологической перспективе» Когито — Центр, 2012) — http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=3108
  4. Лях И. В., Жуков А. С. Материалы семинара по полимодальной индивидуальной супервизии. — Уфа, 2014г.
  5. Эротический и эротизированный перенос. /под редакцией М. В. Ромашкевич, — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002 — 320 с. (Серия: «Теория и практика психоанализа»).