Макаров В. В. Горизонты психотерапии

 ГОРИЗОНТЫ ПСИХОТЕРАПИИ

Макаров В. В.

Президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги,
Вице-президент Всемирного Совета по Психотерапии,
Зав. кафедрой  психотерапии и сексологии ГУДПО РМАПО, д.м.н., профессор, г. Москва

 

Ab homine sapientis ad hominem spiritualium.
(лат. От человека разумного — к человеку духовному)

 

Рассматривается духовное измерение психотерапии. Даётся определение понятию духовность психотерапии. Обсуждается четырёхчастная парадигма понимания человека в психотерапии. Рассматривается полимодальная психотерапия в её содержательном и организационном аспектах. Обсуждается миссия психотерапии и психотерапия здоровых.

 

Ключевые слова: духовность психотерапии, четырёхчастная парадигма понимания психотерапии, полимодальная психотерапия.

 

Научная психотерапия, несмотря на свою молодость, уже внесла существенный вклад в развитие современного человека. Сначала специалисты в области гипноза показали скрытые возможности человека и его внушаемость, затем психоаналитики привлекли внимание всего западного мира к неосознаваемым глубинам внутреннего мира человека и человеческого рода; вслед за этим профессионалы экзистенциально-гуманистического направления убедительно доказали выдающиеся возможности позитивного, оптимистического взгляда на жизнь человека, а также способствовали осознанию смысла жизни человека; поведенческие психотерапевты особенно убедительно доказали эффективность научения, приобретения и закрепления новых навыков жизни. Следующим большим шагом, который мы сейчас проделываем, является интегративная психотерапия, объединяющая лучшие достижения психотерапевтических модальностей и собственные научно-практические достижения. И, наконец, психотерапия вышла за границы медицины в одних странах и психологии в других странах и быстро становится явлением культуры. Кроме того, во многом благодаря Всемирному совету по психотерапии, сама научная психотерапия распространилась на все континенты и большинство стран. Мы начали профессионально взаимодействовать не только с человеком, семьёй, группой, но и обществом в целом! И на данном этапе развития важнейшим аспектом нашего дальнейшего прогресса стала необходимость учёта духовного аспекта жизни человека, семьи, группы, общества в целом.

Специалисты в области научной психотерапии работали с отдельным человеком — начиная с австрийского врача Антона Месмера (1734—1815), и шотландского врача-хирурга Джеймса Брейда (1795—1860). Вернее, работа с группой также проводилась, и конечно, осознавалась, только тогда ещё не имела научного обоснования. Первыми специалистами, предпринявшими изучение групповых методов, их функций и механизмов на рубеже XIX и XX веков были Э. Дюркгейм и Г. Зиммель. Вариантом групповой работы является семейная психотерапия. Основоположниками семейной психотерапии являются Мюррей Боуэн, Джей Хейли, Вирджиния Сатир, Карл Витакер, Сальвадор Минухин. А в нашей стране — Эдмонд Георгиевич Эйдемиллер.

И последнее расширение приложения наших усилий можно точно датировать 2002 годом, когда на III Всемирном конгрессе по психотерапии в Вене (Австрия) президент Всемирного совета по психотерапии, профессор Альфред Притц призвал психотерапевтов работать со всем обществом. Эта новая, амбициозная и увлекательная цель до настоящего времени ещё не до конца осознана в профессиональном сообществе. Ведь один из главных принципов нашей работы это постоянное интерактивное взаимодействие психотерапевта и клиента, пациента. Вместе с тем, с развитием средств массовой коммуникации появляются всё новые возможности взаимодействия с большими сообществами или даже обществом в целом. Спорной или неудачной практикой психотерапии всего общества можно признать телевизионные сеансы 1989—1990 гг. врача-психотерапевта Анатолия Михайловича Кашпировского. Тогда как успешными можно считать телевизионные программы 2005—2006 гг. врача-психотерапевта Андрея Владимировича Курпатова, программы телевизионного канала «Психология-21», журнал и газету «Независимость личности», издающиеся в Москве, газету « Золотая лестница», издающуюся в Краснодаре. В числе особо успешных важно назвать фестиваль практической психологии «Планета людей», прошедший в 2011 году в Москве.

Психотерапия — процесс психологического упорядочения прошлого, настоящего и будущего для достижения поставленной цели. В процессе психотерапии специалист психотерапевт находится в интерактивном контакте с объектом психотерапии: личностью, семьёй, группой, или в дистантном контакте, когда объектом психотерапевтического процесса являются большие сообщества или всё общество.

В последние годы к нам приходят клиенты с новыми запросами. Это изменяет нашу практику и приводит к необходимости нового понимания человека, и расширения границ психотерапии. До недавнего времени российская психотерапия в понимании человека следовала биопсихосоциальной парадигме. Эта парадигма, как известно, постулирует триединство человека. У человека есть тело. Оно может страдать и болеть. У человека есть психика, и возможны психические расстройства и нарушения. Жизнь и деятельность человека регулируются социумом. Именно социум в лице государства и других социальных институтов (семьи, учреждений и организаций, профессиональных сообществ и др.) во многом влияет на наше биологическое, да и психологическое благополучие. Важно понимать, что социум в результате складывается в общество в целом. И психотерапия не скрывает своего стремления следовать интересам общества в целом — в общем смысле, а не государства, как такового. Вместе с тем, такие важные и даже определяющие нашу жизнь понятия, как счастье, вера, надежда, любовь, нравственность, совесть и многие другие не могут быть удовлетворительно объяснены с позиций биопсихосоциальной парадигмы.

С другой стороны, в медицине, а значит и в клинической психотерапии, принято рассматривать человека с точки зрения его психофизической организации. И действительно это так. Двоичная организация человека позволяет сформировать представления о его теле и психике, о патогенезе расстройств, о лечении и саногенезе. Только к нам теперь всё чаще обращаются люди, у которых мы не обнаруживаем отклонений как со стороны состояния здоровья их тела, так и со стороны их психики. А они страдают и нуждаются в помощи. Более того, нам удаётся эффективно оказывать эту помощь. Поэтому и данная двоичная парадигма уже не удовлетворяет нас.

Биопсихосоциальная парадигма понимания человека уже не достаточна для психотерапевтической практики. У значительного числа наших клиентов мы константируем благополучие со стороны физического здоровья, психологически и социально они также благополучны и самодостаточны. Их обращение к психотерапевту вызвано неблагополучием в духовной сфере. В прежние столетия духовные потребности люди удовлетворяли обращением к религии. Теперь всё большее число людей обращаются с духовными запросами к психотерапевтам.

Ни для кого не секрет, что о значении сферы смысла/мировоззрения/духовности для человека писали многие известные психотерапевты: Карл Густав. Юнг, Эрих Фромм, Виктор Франкл и другие. Носсрат Пезешкиан [1, 2, 3] сформулировал концепцию, в которой сфера смысла/мировоззрения/духовности является неотъемлемой составной частью жизни любого человека, наравне с тремя другими сферами: тело/здоровье, деятельность/достижения, контакты/отношения.

 

Согласно автору, все люди от природы религиозны, даже если не придерживаются никакой из традиционных религий. Если они не придерживаются никакой из традиционных религий, то придерживаются так называемых эрзац-религий, заменителей религии, т. е. верований в различные добрые или злые силы, предначертания судьбы, гороскоп, феншуй, коммунистическую партию и т. д. Суеверия и предрассудки также служат верованиями, заполняющими сферу смысла. Потребностью в духовности обладает абсолютно любой человек, однако удовлетворяется эта потребность у всех по-разному. Кроме того, Н. Пезешкиан объясняет, что все люди обладают четырьмя способами познания мира: посредством чувств и ощущений (тело), посредством логики и понимания (деятельность), посредством традиций и личного опыта (контакты), посредством интуиции и фантазий (смысл, будущее).

Для более полного удовлетворения запроса наших клиентов нами и сформулирована четырёхчастная биопсихосоциодуховная [4] парадигма понимания человека в психотерапии. В этой области мы лишь в начале пути и многим будущим поколениям психотерапевтов предстоит развивать новую парадигму.

Таким образом, как двоичная (психофизическая) так и троичная (биопсихосоциальная), парадигмы больше не могут удовлетворить запросы нашей практики. Необходима, по крайней мере, ещё одна составляющая. Сегодня понятно, что эта составляющая — духовность. Теперь мы получаем возможность рассматривать наших клиентов и пациентов с позиций биопсихосоциодуховной парадигмы и говорить о соматопсихической и духовной организации человека. Конечно, люди с духовными запросами чаще обращаются к священнослужителям, а в нашей стране ещё и к целителям, колдунам, шаманам. Только и к нам, психотерапевтам и консультантам, люди с такими запросами обращаются всё чаще!

Конечно, духовность — понятие и слишком сложное, и слишком субъективное. Однако в нашей специальности мы обречены иметь дело со сложными объектами и явлениями. Поскольку областью нашей непосредственной профессиональной деятельности является сложный, субъективный, внутренний мир человека.

В области представлений о духовности в течение многих тысячелетий накоплен огромный, необозримый объём информации. Это наследие многих тысяч мыслителей всех континентов, эпох, и народов. Нас же профессионально интересует психотерапевтический аспект духовности.

Данное понятие не имеет единого определения. Рассмотрим некоторые представления о духовности. Так, в классическом словаре В. И. Даля [5] «духовный» определяется как бесплотный, нетелесный, из одного духа и души состоящий; всё относящееся к Богу, церкви, вере; всё относимое к душе человека, все умственные и нравственные силы его, ум и воля. Представляет интерес определение, приведённое в Википедии [6], свободной сетевой энциклопедии, где духо́вность в самом общем смысле  рассматривается как совокупность проявлений духа в мире и человеке. В социологии, культурологии, а ещё чаще в публицистике «духовностью» часто называют объединяющие начала общества, выражаемые в виде моральных ценностей и традиций, сконцентрированных, как правило, в религиозных учениях и практиках, а также в художественных образах искусства. В рамках такого подхода проекция духовности в индивидуальное сознание называется совестью, а также утверждается, что укрепление духовности осуществляется в процессе проповеди (увещания), просвещения, идейно-воспитательной или патриотической работы. Духовность также отождествляется с религиозностью традиционного толка, однако в современной социологии и социальной философии «светский» вариант духовности именуется социальным капиталом. Духовность — традиция бережного отношения к самому себе, окружающим людям, окружающему миру, природе, передающаяся из поколения в поколение. Духовность воспитывается в семье. Чем крепче семья, чем крепче в ней связь между поколениями, тем выше шансы воспитания в ней духовно развитого человека. Духовность — свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными. Такое расширенное определение приводит свободная энциклопедия.

Всемирный духовный университет Брахма Кумарис (Штаб-квартира в Маунт Абу, штат Раджастан, Индия) определяет духовность как образ жизни, основанный на универсальных нравственных ценностях, единстве чистых мыслей, слов и дел.

Для нас духовное — это аспект ментального, выходящий за пределы психологического (психического). А ментальное — это то, что порождено нашим мозгом. Духовность, изучением и развитием которой мы занимаемся, относится к светскому гуманизму, включающему и духовность русской и советской интеллигенции, представления великой русской философии, конфессиональные представления великих религий, духовные традиции Востока, концепции психологии и психотерапии. Духовная личность понимает смысл своей жизни и смысл смерти. И принимает их без страха. Причём физическая, психологическая и социальная составляющие у такого человека развиты и находятся в гармонии как друг с другом, так и с высшей — духовной — составляющей личности. Духовность позволяет выйти за пределы ограничений, налагаемых параметрами других составляющих личности, например, физических — врождённые аномалии тела и физические увечья; даже сама принадлежность к полу; психологических — неуверенности, страха, тревоги, социальных — стремления к власти любой ценой или автоматическому подчинению, неоправданной пассивности и других. Человек духовный руководствуется целостной системой представлений о нашем мире и своём месте в мире. Человек с выраженным преобладаем иных уровней функционирования постоянно занят борьбой с дискомфортом, который приносит переживание неудовлетворенных потребностей. Отсюда все время такого человека посвящено удовлетворению потребностей или повышению уровня комфорта в своей жизни. И каждое повышение уровня комфорта приносит ему лишь краткосрочную радость приобретения.

Когда же мы видим нашу жизнь в её большой части или всю целиком, мы получаем удовольствие и радость не только от переживания физиологического комфорта удовлетворённого или подавленного желания, а от выполнения своей миссии, продвижения к поставленной цели. Физиологическое, психологическое и социальное удовлетворение гармонирует с духовным — это обеспечивает целостный подход к личности, семье, группе, обществу в целом.

Для каждой возрастной группы характерен свой ведущий духовный запрос. Так чем старше граждане нашей страны, тем больше представлены их запросы в области духовности. Когда вопросы, которые задаёт себе человек, остаются без ответов, они могут накапливаться и вытесняться из сознания. В результате этого может возникнуть духовный кризис. Причём переживание духовных кризисов характерно, в том числе для успешных, результативных и здоровых людей.

Второй аспект духовного — это представление о самом духе, душе. Душа, традиционно рассматривается как субстанция не рождённая и вечная. В нашей практике мы учитываем эти представления и пока ограниченно работаем с ними, накапливая материал для разработки подходов к такой работе.

Теперь обратим внимание на ещё одно важное явление в области психотерапии. Наша специальность сегодня по сути дела представлена многими самостоятельными направлениями (или, как говорят в англоязычном мире, многими модальностями). А это значит — многими самостоятельными психотерапиями. В каждой стране и в мире в целом, активно развиваются, проделывая свой жизненный цикл, множество методов или модальностей психотерапии. В нашей стране этот процесс протекает своеобразно. Для нас традиционна клиническая психотерапия. И её доминирование на государственном уровне привело к тому, что значительная, а затем и большая часть психотерапевтов начали называть себя практическими психологами и психологами-консультантами. Эти профессионалы так же заняты психотерапией. Таким образом, выделяются не только методы психотерапии, а также и целые отдельные специальности, занятые психотерапией. Кроме того, психотерапия используется и работающими, казалось бы, за её пределами. Она лежит в основе множества тренингов, проводящихся профессионалами в других областях или даже просто способными людьми. Психотерапевтические подходы включены в такие популярные и растущие специальности, как коучинг и медиация. Важно обратить внимание, что в европейской модели медиации этой специальностью занимаются как юристы, так и психотерапевты, примерно в одинаковой степени. Медиация — как разрешение споров на досудебном уровне в семье, бизнесе, производстве и других областях жизни — может особенно эффективно развиваться с участием современной психотерапии.

Вернёмся к методам психотерапии.

Модальности, методы психотерапии характеризуются и своим жизненным циклом. Большинство из них «живут» меньше, чем их основоположники. В иных, редких случаях развитие модальностей приводит к тому, что они становятся явлением культуры, выходя за рамки психотерапии. Так развился психоанализ, так развивается трансперсональная психотерапия. Например, сложились принципиальные отличия парадигм психотерапии и трансперсонального движения. То, что практически все направления психотерапии считают психозом, заболеванием, крайне нежелательным расстройством психики, представители трансперсонального движения рассматривают в качестве трансперсонального опыта, желанного состояния, обогащающего личность. Важным представляется обсуждение разных подходов в профессиональном сообществе. Противоположным размежеванию представляется процесс интеграции.

По мнению Владимира Юрьевича Завьялова [7], интеграция в области психотерапии началась ещё в 30-годах прошлого столетия, когда наметился бурный рост отличающихся друг от друга школ психотерапии. Дифференциация же школ психотерапии началась внутри психоанализа Зигмунда Фрейда. Пионерами в интегративном направлении в психотерапии явились Френч и Куби (French and Kubie), которые в начале тридцатых годов попытались транслировать концепции и методологию павловской психофизиологической школы в психоанализ, объединяя конструкты первой школы «торможение», «дифференциация», «обусловливание» с понятиями-конструктами второй — «вытеснение», «выбор объекта», «инсайт».

В последние десятилетия набирает всё большую силу процесс объединения, интеграции модальностей. Сложилась и развивается интегративная психотерапия. В разных странах, на разных континентах она развивается по-своему. Так, в современной российской психотерапии складывается новый интегративный подход, получивший название полимодальная психотерапия [16] [Завьялов В. Ю., Катков А. Л., Макаров В. В., Макарова Г. А.] Это направление, объединяет теоретические, концептуальные и методологические построения, подходы и технологии избранных модальностей психотерапии, что образует на основе их достижений новую систему психотерапии. Плюрализм выделенных методов ограничивается личным опытом (образовательным, практическим) специалиста, а также общетеоретической подготовкой и корпоративной этикой психотерапевтов. Кроме того, содержательная целостность созданной системы помощи поддерживается каким-либо одним из трёх вариантов «сборки»: эклектическим, интегративным или системным.

Эклектический вариант. Специалисты используют всё, что могут реально использовать при решении своих профессиональных задач, всё, что «работает», не приводя к профессиональным искажениям и злоупотреблениям. Для этого уровня вполне применима и достаточна психофизическая парадигма понимания человека.

Интегративный вариант. Специалисты используют одну базовую в их образовании модальность, которая становится «доминирующим» или интегрирующим подходом, не отменяющим, тем не менее, практический интерес к другим методам психотерапии, независимо от того, являются ли они «родственными» или «антагонистическими». Здесь в основе интеграции методов лежат личная ответственность специалиста, его индивидуальные способности к интеграции различных взглядов на человека и мир, либо интегрирующая методология. На сегодняшний день складывается ряд подвариантов, которые можно обозначать как направления психотерапии: полимодальная клиническая психотерапия, полимодальная суггестивная психотерапия, полимодальная психоаналитическая терапия, полимодальная гуманистическая психотерапии и т. д. На данном уровне полимодальности для построения психотерапевтической практики приемлема биопсихосоциальная парадигма понимания человека.

Системный вариант. Специалисты используют систему различных приёмов и методов работы с человеком, группой, семьёй, которые объединяются единой целью. Да и сама психотерапия становится единой системой, развивается по пути формирования в качестве отдельной самостоятельной науки и практики. Из множества подходов синтезируется единая психотерапия. Важно целостное понимание человека, целостный взгляд на него. На этом уровне полимодальности идеи светского гуманизма, светской духовности становятся главными, системообразующими. А духовность становится определяющей частью биопсихосоциодуховной парадигмы.

С точки зрения организации профессии, можно выделить несколько уровней применения психотерапии в обществе. Из которых особенно важны три: начальный, консультативный и психотерапевтический. Сегодня психотерапевтический уровень применения широко известен и распространён не только в странах Запада, уже по всему миру. Консультативный уровень в ряде стран выделен в отдельные специальности — психологическое консультирование, коучинг, практическая психология; в других странах развивается внутри психотерапии. Начальный уровень, по сути являющийся психологическим просвещением и психологическим воспитанием, передан за пределы нашей профессии. Правильно ли это? Так сложилось исторически, что в ХХ столетии были раскрыты и переданы в общество многие знания из различных областей психологии. В текущем ХХI веке их уже недостаточно. Широкому кругу просвещённых граждан для их эффективного функционирования на производстве и проживания счастливой жизни необходимы психотерапевтические знания и умения. Эти знания и умения могут передать специально подготовленные в области психотерапии врачи и психологи. Здесь особенно важна четырёхчастная парадигма понимания человека. Многие, можно уверенно констатировать — большинство направлений психотерапии, — располагают возможностями эффективно работать со здоровыми людьми. Нам важно использовать эти большие возможности нашей профессии.

Таким образом, полимодальность является основным, магистральным путем развития психотерапии ХХI века. Ведь стремление максимально полно использовать потенциал нашей профессии, по сути дела, не оставляет нам других столь же перспективных возможностей. Сегодня мы находимся на этапе накопления эмпирических данных и создания гипотез. У нас пока нет концепций и, тем более, теорий. Образцы высокого искусства психотерапии показывают как мэтры, так и восходящие звёзды нашей профессии. И наше ремесло представлено множеством технологий, сумма которых всё более пополняется. В дальнейшем наш профессиональный словарь будет постоянно обогащаться понятиями, характеризующими духовные аспекты психотерапии в применении которых мы будем следовать нашему четырёхчастному подходу в понимании человека.

Теперь о миссии психотерапии. Нам важно осознавать, что современная психотерапия реализует миссию, которая была определена ещё в глубокой древности. И на данном этапе развития общества, мы можем стать наследниками древних знаний, передаваемых как через письменные источники, так и через мистерии и посвящения. Эти знания тщательно оберегались и скрывались за завесой мифов, ритуалов и передавались языком метафор.

Именно метафорическая передача знаний давала их самое разное понимание. Простое, и даже банальное, для большинства непосвященных и очень сложное и многогранное для немногих посвященных [8]. Эти знания и сейчас оберегаются и скрываются от постороннего проникновения. Мы унаследовали и миссию — просвещать, открывать важные психотерапевтические знания человеку о нём самом, о семье, о коллективах, об обществе, давать инструментарий для изменения человека. И здесь миссия психотерапии смыкается с воспитанием. Мы определяем нашу миссию триадой: «развитие, предупреждение, лечение». Мы унаследовали, накопили, создали технологии взаимодействия с человеком и группой. А с развитием средств массовой коммуникации — и с обществом в целом.

Извечные вопросы, задаваемые человеком: "Кто я?", "Зачем я пришёл в этот мир?", "Что будет после смерти?", "В чём смысл жизни?", "Где истина?". Философы и теологи древности знали, что истина пребывает, прежде всего, в нас самих, в нашем разуме и во внутренней, глубинной жизни нашей души. Для них Душа была единственной, божественной реальностью и ключом, отмыкающим Вселенную. Сосредоточив свои силы и волю в духовных сферах, развивая скрытые способности, они приближались к тому очагу жизни, который они называли Богом. Внутренний Свет, освещал их сознание, приводил их к самопознанию и помогал проникать в понимание бытия. Причём, само понятие — Бог, для мыслителей часто имело метафорическое значение. Тогда как для непосвященных это понятие конкретизировалось в специальные образы и обряды, характерные для отдельных религий [9,10,11].

Для них то, что мы называем мировым и историческим прогрессом, было не что иное, как эволюция во времени и пространстве. Эволюция личная, персональная. Они в течение жизни постигали универсальные законы. И эволюция мировая во многом была инициирована ими, они давали знания и надежду другим, занимаясь просвещением, порой используя собственную жизнь как факел, который разгонял тьму. Они познавали себя, свою природу, силу и слабости. Затем они меняли мир вокруг себя, созидая и творя. Великая любовь и сострадание к людям двигало ими. Просвещение и воспитание народов были их целями. Передача личного опыта и знаний в массы через просвещение.

Сегодня человек образован. Его знания позволяют многим жить в сытости и довольстве. Человек научился хорошо адаптироваться и создал целые общества, используя старые метафоры, которые объясняли порядок вещей в мире десятки веков назад. Сегодня уже понятно, что наши знания поверхностны, они не пронизаны эзотерическим (внутренним) смыслом вещей. Человек не понимает себя. Естественнонаучное просвещение опередило психологическое, духовное. И этот разрыв очевиден — "...современный момент в истории цивилизации со всеми её материальными благами — не что иное, как грустная пустыня с точки зрения духа и его бессмертных стремлений.... Наука и религия, эти исконные охранительницы цивилизации, потеряли свой дар — дар воспитывать души человеческие....Ныне ни церковь, закованная в своем догмате, ни наука, прибывающая в плену у материи, не в состоянии более создавать цельных людей. Искусство формировать души человеческие утеряно...". Так писал в 1895 году Эдуард Шюре [1].

Однако просвещенные люди верили, что время духовного возрождения и социального преобразования наступит. Искусство жизни и искусство творчества возродятся при слиянии научного, духовного и социального в одно гармоническое целое. На наш взгляд, именно в психотерапевтическом тигеле рождается новый философский камень. Новое мировоззрение на основе научных знаний, духовности и социального гуманизма. Психотерапевтическое мировоззрение — вера в собственные способности творить себя и преобразовывать жизнь вокруг. Это вера, основанная на духовности. "Вера — есть мужество духа, уверенного, что найдет истину". Эта вера не враг разуму, а свет и свобода, смелость познавать, преодолевать и творить. Это вера Христофора Колумба и Галилея, которые бросали вызов и искали доказательств. Гуманизм — социальная основа, необходимая для смены мировоззренческой парадигмы. Это новое мировоззрение, основанное на позитивизме, принципах равенства, справедливости, человечности отношений между людьми, проникнутое любовью к людям, уважением к человеческому достоинству, заботой о благе людей. Конечно, можно плыть по течению и подчиниться духу времени, вместо того, чтобы с ним бороться; предаться сомнению, отрицанию или порицанию. Но время идёт, сегодня мы имеем шанс творить жизнь, и научить людей быть свободными. Готовы ли мы, наследники, принять миссию и служить эволюции?

ХХ век был посвящен массовому просвещению. Были открыты источники духовных и эзотерических знаний. Появились профессии — психология, психотерапия, которые явились сплавом науки и религии, духа и материи. Однако постепенно наука и материя победили духовность.

В прошлом веке много трудов было посвящено сравнению психологии и психотерапии с новой религией или возникновением новых сект — школ. "Это была эпоха чудес! "Парализованные" обретали способность ходить, а "слепые" — видеть. Зигмунд Фрейд научился творить "чудеса" и основал новую философию, новое мировоззрение — психоанализ [12]. Такое отклонение от существовавшей ортодоксии спровоцировало призывы "распять" отступника, но Фрейд выжил, и с помощью его "апостолов" новое мировоззрение пустило корни.

Появление после Второй мировой войны недирективной психотерапии, экзистенциальной психотерапии, гуманистических и поведенческих подходов (Карл Роджерс, Эрик Берн, Якоб Морено, Фредерик Перлс, Вирджиния Сатир, и другие….) положило начало «Реформации». Неожиданно психологический и психотерапевтический мир стали свидетелем настоящего взрыва — появления множества движений, каждое со своей собственной системой верований и со своими ритуалами.

Что же предлагают эти движения? Спасение. Спасение в виде устранения симптомов, улучшения межличностного общения, открытия смысла, самореализации и внутренней гармонии, личностного роста, успешности и автономии. Некоторые из них считают, что врата небесные открыты для всех; другие вводят ограничения: войти могут лишь избранные (аутентичные личности, продуктивные, всесторонне развитые личности, Удачники, Принцы…)

Альфред Адлер [13] утверждал: "Индивидуальная психология оказывается хорошей религией для тех, кому не повезло, и кто не сумел стать приверженцем другой религии". Психотерапия представляет собой процесс "религиозного" обращения, предлагающий людям устранять, модифицировать или изменять старые убеждения, способы восприятия и привычки ради обретения "спасения"[4]. Она осуществляется «светским духовенством». Недаром ещё в советскую эпоху профессор Владимир Евгеньевич Рожнов назвал психотерапевтов священниками атеистического века [14].

Однако разнообразие породило разделение на школы, модальности и привело к уходу от основной цели, ради которой профессии (психолог, психотерапевт) и были созданы. По мнению известного американского психотерапевта Д. К. Зейга «Первое столетие психотерапии ознаменовалось непримиримыми теоретическими противоречиями и возникновением множества разнообразных течений. Возможно, второе столетие ознаменуется достижением согласия между всеми школами» [15]. Методы психотерапии или модальности складываются, становятся популярными и уходят в историю очень быстро. Их жизненный цикл короче жизни одного поколения профессионалов. Что же остаётся от них? Как мы сохраняем то важное, что они достигли? Потери здесь неизбежны. Как это произошло с глубинными знаниями религий древнего Египта.

Мы увлеклись «межконфессиональными войнами», как внутренней (между собой), так и внешней (с психиатрами, колдунами, целителями), вместо того, чтобы, объединившись, творить будущее. Что за будущее? Человеческую эволюцию, новую цивилизацию. Человек, постигший свою духовную и телесную природу, находящийся в гармонии с собой и миром, способен вознестись к новым высотам, перейти на следующую ступеньку развития.

Необходимость вовлечения в развитие общества большого числа людей привела к необходимости передачи психологических знаний всем заинтересованным. Эти знания передавались через всеобщую грамотность, через образование. Для дальнейшего развития психологических знаний в обществе должно быть всё больше. Такую потребность можно проследить по популярности психологических изданий, популярности психологических сюжетов в фильмах и театральных постановках. Теперь знаний уже недостаточно, современное общество требует от многих активных граждан психотерапевтических знаний, навыков и умений. Ведь как считают профессионалы Запада и Востока, ресурсы человеческой психики используются нами совсем не в полной мере. Называются пределы использования — от 7 до 15% возможностей. Причём западные модели просвещения привели к выдающемуся развитию всего общества, тогда как восточные традиции создали персональные образцы просветления и посвящения. Объединение подходов Запада и Востока уже приводит к новому уровню развития цивилизации. Это мы сейчас наблюдаем в Японии, Южной Корее, Китае, Индии.

Нами выделяются три уровня взаимодействия в психотерапии:

- уровень информирования;

- уровень консультирования;

- уровень терапии.

Подробнее об уровнях психотерапии в [17].

До 2002 года мы работали только на самом сложном, собственно психотерапевтическом уровне, щедро раздавая наши знания и умения другим специалистам, да и просто желающим. Затем наступило время, когда мы осознали необходимость работать на всех трёх уровнях с личностью, группой, семьёй, большими группами, обществом в целом.

Подводя итог сказанному, важно отметить, что мы наконец-то занялись не только больными людьми, но и здоровыми. Нас серьёзно заинтересовала не только болезнь и неуспешность, но также развитие и совершенствование. Психотерапия вышла за границы психологии в одних странах, медицины в других. Она стала самостоятельной системой общества. Психотерапия несёт в себе потенциал будущего развития человечества

Естественное развитие психотерапии привело к тому, что наша специальность становится практическим, технологическим, экологическим светским гуманизмом, наполняется светской духовностью. Теперь новое, светское направление гуманизма развивается наряду с религиями и другими мировоззренческими системами, дополняя их и способствуя, как приспособлению человека к ежедневно меняющемуся миру, так и к эволюции человека и общества.

 

Библиографический список

  1. Peseschkian, Nossrat: "Psychotherapy of Everyday Life", Springer—Verlag, Berlin Heidelberg, 1986.
  2. Peseschkian, Nossrat: "Positive Psychotherapy", Springer—Verlag, Berlin Heidelberg, 1987.
  3. Peseschkian, Nossrat: "Psychosomatik und positive Psychotherapie", Springer—Verlag, Berlin, 1991.
  4. Макаров В. В. Технологии и духовное измерение психотерапии // Научно-практический журнал «Психотерапия». — 2010. — Выпуск №10, с. 3—15 .
  5. Толковый словарь живого русского языка. Т. 1. — М.: Олма-Пресс, 2005. с. 459.
  6. Википедия. Свободная энциклопедия. http://sgpi.ru/wiki/index.php/%D0%94%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE....
  7. Завьялов В. Ю. www.dianalyz.ru — 2011.
  8. Шюре Э. Великие посвященные. — М., 2004. с. 441.
  9. Кураев, А. Конфликт или союз случаен в отношениях веры и науки? В кн.: Наука и религия. — Новосибирск: Троицкое слово, 2001. с. 292—315.
  10. Бейли А. От интеллекта к интуиции. — М., «Навна 3», 2002. с. 294.
  11. Далай Лама XIV. Союз блаженства и пустоты. — С.-Пб.: Нартанг, 2001. с. 260.
  12. Фрейд, З. Введение в психоанализ: Лекции. — М.: «Наука», 1989.
  13. Адлер А. Очерки по индивидуальной психологии. — М.: Когито-Центр, 2002.
  14. Руководство по психотерапии // Под редакцией В. Е. Рожнова. — Ташкент: Медицина, 1985, с. 219.
  15. Зейг Д. К. Введение. В кн. Эволюция психотерапии. Т.1. — М.: Независимая фирма «Класс», 1998, с.9.
  16. Завьялов В. Ю., Катков А. Л., Макаров В. В., Макарова Г. А. Система полимодальности // Профессиональная психотерапевтическая газета. — 2006. —Выпуск 50, № 12
  17. Макаров В. В., Макарова Е. В. Три уровня взаимодействия в психотерапии // Профессиональная психотерапевтическая газета. — 2011. — Выпуск №10