Игумнова О. В. Проявление расщепления при интерпретации динамических процессов в групповой полимодальной супервизии

ПРОЯВЛЕНИЕ РАСЩЕПЛЕНИЯ ПРИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ДИНАМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В ГРУППОВОЙ ПОЛИМОДАЛЬНОЙ СУПЕРВИЗИИ

 

Игумнова О. В.

 

Супервизия не только дает поддержку в методическом плане, но и помогает прояснить личностные факторы, мешающие терапии: «слепые пятна», неосознанные контрпереносы, другие непроработанные проблемы, которые с конкретным клиентом становятся барьером на пути к эффективности. Также это возможность перенести знание на собственный опыт ощущений, и через это понять как можно помочь своим пациентам.

Классическая модель, заложенная З. Фрейдом, «Мастер-Ученик» за последние десятилетия сильно изменилась, и теперь в центре фокуса оказывается не только пациент, но и переживания самого супервизора, а также влияние этих переживаний на формирование корректирующих взаимоотношений. Появились различные модели супервизирования, в самом процессе супервизии есть огромное количество нюансов. От разницы в профессиональном статусе и компетентости супервизора, теоретическом подходе к модели супервизии, до определенных условий супервизии в конкретной институции, где эти супервизии проходят. Также один из важных аспектов в проведении супервизии, которым не стоит пренебрегать, заключается, в наличии психологических защит. Защитный механизм, известный как «расщепление», посредством которого личность разделяет свой опыт на категории «все хорошо» и «все плохо», где нет места неопределенности и амбивалентности, считается примитивным. Примитивные защиты намного труднее описать, чем более зрелые. Их довербальность, дологичность, всеобъемлемость, образность и магический характер делают их крайне неудобными для описания [5]. Об этом аспекте и будет дальнейший текст.

В работе супервизионной группы ведущий придерживается правил проведения, контролируя этапы работы, такие как: озвучивание принципов и правил работы группы, представление участников, отбор заявки, этап вопросов, высказываний участников и специалиста, представляющего случай и интерпретация динамических процессов супервизии супервизором [1]. Все перечисленные выше этапы способствуют выполнению основной задачи супервизии – «улучшению качества работы специалиста с клиентом» [2]. Умение интерпретировать динамические групповые процессы, видеть «силы, структуру и процессы, которые действуют в группе» [3], – важный навык, свидетельствующий о профессионализме супервизора. «Ведущий супервизионной группы должен создавать условия, стимулирующие проективную идентификацию участников со специалистом и препятствующие «заражению» клиентом. При интерпретации динамики группы обязательна привязка к психическому содержанию клиента» [4).

В своей работе специалист зачастую соприкасается с «токсичным» психическим содержанием не только клиента и его системы, но, пропуская через призму своего опыта, и со своим психическим содержанием, испытывая определенные чувства и состояния в контрпереносе (от восхищения и эйфории от клиента, до злости и желания избавиться).

Группа чутко реагирует как на психическое содержание клиента и специалиста, так и на то, что происходит в отношениях между участниками терапевтического процесса. Участники присоединяются как к клиенту, так и к специалисту. «Ведущий обращает внимание на объединяющее группу желание, чувство, реакцию, на что отреагировала группа: на психическое содержание клиента или специалиста. Признаками реакции на психическое клиента является нетипичность реакции группы. Возможна естественная реакция, например, реакция печали на случай горя. Естественную реакцию тоже надо интерпретировать. Если происходит что-то иррациональное, не связанное с процессом, – это реакция на клиента» [4]. Группа может как конкурировать, так и защищаться, и важно понять от чего защищается группа. Это может быть вытесненная агрессия, ужас, слияние, соблазнение, расщепление и т. д. Задача супервизора заметить и интерпретировать как происходящее в группе, так и происходящее с самим собой, то «погружаясь» в процесс, то «выныривая» из него, что тоже является своего рода расщеплением, что собственно говоря, происходит со всеми участниками супервизии. Однако супервизор не может себе позволить слиться и быть «захваченным» процессом, отмечая в динамике потерю контроля. И здесь уместен вопрос: какие процессы, происходящие с клиентом вызывает такую реакцию группы и возможно, то же самое происходит и в кабинете специалиста.

Одна из вероятных причин – расщепление, которое может быть как психотическим, так и невротическим. «Возможно расщепление реакции группы: некоторые участники реагируют на клиента, другие - на специалиста. Возможно реакция на расщепление клиента»[4]. При интерпретации динамических процессов необходимо не просто отметить наличие расщепления, но и обозначить природу этого процесса. Как же проявляется расщепление в группе? Что может быть тем скрытым механизмом, способствующим расщеплению, кроме присоединения к специалисту или клиенту?

«Истоки расщепления, как считается, находятся в довербальном периоде, когда младенец еще не может отдавать себе отчет в том, что заботящиеся о нем люди обладают и хорошими и плохими качествами, и с ними связаны как хорошие, так и плохие переживания. Пока нет константности объекта, не может быть и амбивалентности, поскольку амбивалентность предполагает наличие противоположных чувств к постоянному объекту» [5]. Ведущий супервизионной группы остается постоянным объектом, обеспечивая своей стабильностью и контролем безопасность участников, т.к. посредством проективной идентификации пограничных и психотических пациентов происходит расщепление группы. На этапе задавания вопросов это может проявляться в закрытых вопросах или в вопросах, содержащих скрытые утверждения, как будто мнение уже сформировалось. На этапе высказывания участники, как бы вступают в спор друг с другом, высказывая противоположные точки зрения. Одни могут испытывать симпатию к клиенту, советуя специалисту давать больше поддержки, другие же напротив испытывая антипатию, советуют ужесточить границы взаимодействия. При этом такие же амбивалентные чувства будет вызывать и сам специалист. Если рассматривать расщепление как «защиту у человека Эго, которого достигло определенной степени целостности, а затем расщепилось под влиянием стресса» [5], то наблюдая за процессами, протекающими в группе, можно заметить о каком стрессе идет речь (чаще всего, это наличие травматического опыта или глубинное, архитипическое восприятие себя то идеализирующее, то обесценивающее). Очень часто расщепление может быть заметно даже физически, каким-то образом между участниками процесса, путем естественного передвижения, к завершению супервизии происходит видимое отделение одних участников от других, а иногда наоборот группа как бы объединяется в поисках конкретного «злодея», против которого и борется клиент и специалист.

Супервизируемый специалист может находиться в слиянии с расщеплением своего клиента. Особенно ярко это проявляется, когда слияние происходит на уровне сходного травматического опыта. Специалист как будто временно теряет свою идентичность и это уже проявляется в том, как он формулирует заявку, очень размыто и иногда граничащую с терапевтическим запросом, при этом ведущий помогает сформулировать заявку, предлагая переформулировать запрос, но не предлагая готовый вариант, таким образом возвращая специалиста в реальность. Находясь в слиянии с расщеплением клиента специалист, отвечая на вопросы коллег, может терять нить повествования, соскальзывая на другую тему, не касающуюся вопроса, затем как бы приходя в себя и понимая, что он не помнит того о чем его спрашивали. Либо происходит репрессия материала клиента и на анамнестические вопросы может быть ответ: «Странно мы об этом говорили, но я не помню». И если супервизионная группа обладает высоким уровнем доверия друг к другу, то она объединяет свои усилия и в обратной связи восстанавливает границы идентичности, уже на этапе вопросов, и это видно уже по тому, как специалист меняет свой запрос, чаще всего расширяя его до всех трех фокусов (клиентского, уровня коммуникации и личного). В этом случае, интерпретируя динамику, мы можем предположить о наличии психотического расщепления.

Расщепление по гендерному признаку чаще всего бывает невротического плана. Оно также проявляется еще на начальных этапах работы группы, когда происходит отбор специалистов во внутренний (если участников слишком много) рабочий круг. Бессознательно специалист вытесняет участников определенного пола (чаще всего мужского), озвучивая при этом запрос клиента именно на гендерные отношения. Группа также может среагировать на этот вид расщепления вопросами, касающимися клиента и отношений, вытесняя вопросы, касающиеся отношений между родителями или разнополыми сиблингами. Ведущий группы может скорректировать этот дисбаланс, введя недостающий элемент, задав вопрос, касающийся межполового взаимодействия. Если ведущий попадает под проективную идентификацию, то он тоже может «не видеть» заявки на вопрос или высказывания участника мужского пола, но эта «потеря контроля» со стороны супервизора может свидетельствовать о психотическом расщеплении клиента.

Хотелось бы обратить внимание на проявление невротического расщепления, которое очень трудно классифицировать и можно только фантазировать о причинах такого проявления в группе. Специалист говорит о своей тревоге связанной с представляемым случаем, отвечает на вопросы с явно выраженным достоинством и даже неким превосходством, тщательно подбирая слова, при этом ощущает напряжение (которое потом проговаривается и участниками супервизионного процесса, как ощущение злости, ярости и даже зависти к специалисту). Можно было бы предположить, что речь идет о конкуренции, но больше похоже на защитный механизм описанный Мак-Вильямс как морализация. «Когда человек морализует, это означает, что он ищет пути для того чтобы чувствовать: он обязан следовать в данном направлении… направляя желания в область оправданий или моральных обязательств…. Думается, что склонность к морализации, будет поздней стадией примитивной тенденции глобального деления на плохое и хорошее… В морализации можно усмотреть действие супер-Эго, обычно ригидного и наказующего. При конфронтации определенных саморазрушающих отношений или поведения пациенты считают своих терапевтов ущербными за то, что те не понимают проблем связанных с их поведением. Таким образом морализация иллюстрирует предостережение: данная защита может быть расценена как «зрелый» механизм, но при этом она может быть непроницаема для терапевтического вмешательства. Работа с пациентом невротического уровня, характер которого определяется хроническим и негибким использованием определенной защитной стратегии, может оказаться столь же трудной, как и работа с психотическим пациентом» [5].Возможно именно проявление этого защитного механизмарасщепляет группу, задевая нарциссическую составляющую специалистов и также происходит потеря контроля со стороны специалиста ведущего супервизионную группу, как и при психотическом расщеплении.

Очень интересно в динамическом процессе проявляется архитипическое расщепление. В момент высказываний у специалистов (хочется отметить, что это чаще всего специалисты не аналитического направления), появляются метафоры из песен или сказок. Например, на одной из супервизий участник сказал, что на протяжении всего процесса в голове звучала песня: «Там далеко, далеко, кто-то разлил молоко, и появилась млечная дорога». Если вспомнить миф о том, как появился млечный путь, то в контексте супервизии это свидетельствовало о расщепленном материнском объекте и, соответственно, об ощущениях как специалиста, так и клиента. Озвучивание таких метафор позволяет специалисту более полно воссоздать образ клиента и отношений и понимать свою роль в процессе работы. «Один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и соприкоснувшись с другим, чужим смыслом: между ними начинается как бы диалог, который преодолевает замкнутость и односторонность этих смыслов… они (смыслы) не сливаются и не смешиваются, каждый сохраняет свое единство и открытую целостность, но они взаимно обогащаются» [6]. В одной из частных бесед С. М. Джакупов сказал: «Если вы не можете выразить свою мысль вербально, значит вы не понимаете, о чем говорите».

Попытка описать динамику расщепления в групповом супервизионном процессе – это приглашение к диалогу, чтобы научным образом структурировать свое восприятие динамических процессов.

 

Литература

  1. Правила профессиональной супервизионной группы. (Электронный ресурс)/ http://www.supervis.ru/content/130399171-pravila-professionalnoy-supervi....
  2. Булюбаш И. Д. Основы супервизии в гештальт терапии. – М.: Институт Психотерапии, 2003. – 223с.
  3. Садыкова А. Ж. Специфика динамических процессов в работе супервизионной группы. – Сборник материалов международного форума специалистов помогающих профессий 23 – 28 апреля 2014г. – 85с.
  4. Лях И. В. Полимодальная групповая супервизия: основы интерпретации динамических процессов. – Сборник материалов III Съезда психологов, консультантов, психотерапевтов и психиатров Сибирского Федерального Округа 3 – 8 апреля 2013г. - 97с.
  5. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе. – М.: Независимая фирма «Класс», 2012. – 480с. (с.159).
  6. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1986. С.533—534.