Рубан О. И. Развитие медиации в России. Истоки. Настоящее. Перспективы развития

РАЗВИТИЕ МЕДИАЦИИ В РОССИИ. ИСТОКИ. НАСТОЯЩЕЕ. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Рубан О. И.

Директор АНО «Новосибирский Центр Медиации», Председатель НП «Профессиональная Лига Медиаторов», г.Новосибирск

 

В статье делается акцент на новом социальном контексте развития медиации в России в связи с принятием закона о медиации. Аналитика имеющихся центров влияния в этом процессе прогнозирует в качестве стратегического центра силы развития отечественной медиации сибирский регион. Дианалитическая медиация — высшая математика медиации, отечественный продукт мирового уровня.

Ключевые слова: медиация, дианализ, отечественный продукт.

 

Прошёл год с момента законодательного введения на территории России нового института медиации, профессии медиатора и стандартов обучения. Федеральный закон №193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации) от 27.07.2010 г. открыл новый социальный контекст развития медиации.

Известно, что одним из глубинных ментальных оснований российской культуры является непримиримость. В военное время это качество бесценно. Известно, что победить русских, практически, невозможно. Великий Бисмарк говаривал по этому поводу о бесполезности хождения на Россию с войной, ничем хорошим это не закончится. Мы и сами знаем, что «кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет». Радости большой, однако, нам это качество в мирное время не доставляет, т.к. мирное время требует развития, а развитие предполагает сотрудничество, а сотрудничество предполагает умение договариваться. А договариваться — как раз то, чего мы делать не умеем. Известен тот факт, что успешный бизнес напрямую связан с этой самой способностью договариваться, и отсутствие первого и второго многое объясняет.

Тем не менее, если обратиться к русской истории, обнаружатся многочисленные факты очень продуктивных и, как сейчас говорят, креативных способов договариваться. Почему они не получили развития — особая тема. А вот наличие таковых естественно. Глубокие исторические истоки медиации связаны с реализацией самой базовой потребности в выживании. Каждая культура выработала свои образцы эффективного взаимодействия и вместе они составляют сокровища мирового опыта. Становление гражданского общества с необходимостью актуализировало институт миротворцев.

На сегодняшний момент существует три центра наибольшего влияния на процесс развития медиации в России. Во-первых, это питерская школа медиации, сформировавшаяся на базе философского факультета Санкт-Петербургского университета. Эта школа сделала ставку на сущностное разрешение конфликта, хорошо зарекомендовала себя в практическом использовании. Успешно применялась во время правовых экспериментов, проводившихся в некоторых субъектах федерации до принятия закона о медиации.

Во-вторых, это АНО «Научно-методический центр медиации и права» (г. Москва), специалисты которого сделали ставку на формализацию процесса развития медиации в России и на законодательное его оформление. Движущая идея этого центра — не стоит изобретать колесо, следует брать успешный западный опыт и создавать законодательную основу практического применения этого опыта на территории Российской Федерации.

На фоне традиционного противостояния питерцев и москвичей обозначился ещё один центр силы — Новосибирская школа медиации под руководством проф. В. Ю. Завьялова. Этот важный центр развития отечественной медиации синтезирует в своей основе и сущностное разрешение конфликта, и формализацию данного процесса, связанную с фиксацией параметров, как на законодательном уровне, так и на всех стадиях самой процедуры медиации.

Есть все основания предполагать, что именно этот центр силы станет определяющим в долгосрочной перспективе развития отечественной медиации. Этому способствует, во-первых, наличие хорошо аргументированных и апробированных практикой глубоких методологических обоснований отечественной медиации. Во-вторых, успешный многолетний опыт, как в сложных процессах досудебных конфликтов, так и массовая помощь, в частности, в семейно-брачной сфере. И, наконец, в-третьих, целостный подход, совмещающий персоналистический подход и чёткую структуру.

На сегодняшний день мы имеем уникальную возможность говорить не только о перенесении передового западного опыта, а презентовать отечественную модель медиации мирового уровня.

Для начала определимся, о какой медиации пойдёт речь. Безусловно, речь пойдёт о той медиации, которую актуализировал правовой контекст. В этом контексте медиация есть процедура, проведение которой создаёт условия для выработки сторонами такого соглашения, которое отвечало бы интересам обеих сторон. Откуда такое оптимистическое предположение и зачем вводить новый институт урегулирования конфликтов, вместо того, чтобы направить все усилия на улучшение уже имеющейся судебной системы? В плоскости ответа на этот вопрос лежат несколько определяющих факторов.

Одним из таковых факторов является особый статус и принципиальные основания деятельности медиатора. Ст.3 федерального закона о медиации гласит, что «процедура медиации проводится при взаимном волеизъявлении сторон на основе принципов добровольности, конфиденциальности, равноправия сторон, беспристрастности и независимости медиатора». Такие простые, понятные и, казалось бы, очевидные вещи. И настолько же они сложны в реализации. В медиацию приходят живые люди со своим жизненным опытом, ценностями, мировоззренческими установками. Профессиональные искажения, связанные с предыдущей деятельностью также накладывают свой отпечаток. В силу вышеперечисленного специалист с неизбежностью наступает на грабли, которые именуются фундаментальными ошибками медиации. Применительно к психотерапии фундаментальные ошибки были изложены профессором В. Ю. Завьяловым на первом международном конгрессе русскоязычных специалистов в Москве в октябре 2010 г.

Применительно к медиации фундаментальные ошибки выглядят следующим образом:

Ошибка всесилия. Медиатор склонен управлять, приписывать себе результаты позитивных сдвигов, впадать в гордыню — «я отвечаю за всё».

Ошибка языка. Она связана с многозначностью слов, во-первых, и с тем, что каждый человек оболочку известного слова может наполнить неожиданным, одному ему известным смыслом, во-вторых.

Ошибка суждения. Она проявляется в морализаторстве, утрате нейтралитета, в пристрастности и даже обвинении.

Ошибка интерпретации. Она происходит тогда, когда медиатор забыл или не смог оставить за пределами медиативного кабинета мантию судьи, белый халат или томик Зигмунда Фрейда. В этом случае проявляется понимание по аналогии, переименование сущности и неуместная концептуализация.

Ошибка подхода. Она происходит тогда, когда медиатор не учитывает культурные и национальные особенности своих клиентов. Такое хождение в «чужой монастырь со своим уставом» делает случай «немедиабельным» без достаточных на то оснований».

Истинное же соблюдение принципа нейтральности имеет поистине волшебное воздействие. Одна из основных проблем психологии — сопротивление в разных видах и формах и, связанные с этим, сложные и долгосрочные способы её преодоления, снимаются естественным образом.

Практика медиации подтверждает основной постулат дианализа — источник проблем — реальность. Реальность наполнена противоречиями, что, собственно, и является источником конфликта. Находясь в этой противоречивой реальности, человек становится носителем проблем. А поскольку источник проблем — реальность, нет большой нужды, более того, вредно «ковырять» человека. Ничего там не наковыряешь, если нет на то особого индивидуального расположения, добровольным образом озвученного и именуемого запросом. Если же такое происходит, у медиатора есть удобный повод проинформировать клиента о наличии возможности обратиться при необходимости к различным специалистам: юристам, психологам, психотерапевтам, экономистам и т. д.

В рамках же самой процедуры существует запрет на подобного рода воздействие. И сама она направлена не на поиск причин конфликта, т. е. в прошлое, а на выработку таких способов взаимодействия, которые наилучшим возможным способом удовлетворят истинные потребности и интересы сторон в пространстве будущего.

По поводу интересов и потребностей. Как от конкретных позиций, зачастую нереальных и абсурдных, выйти на истинные интересы сторон? Принцип нейтральности показывает своё волшебство и здесь. Медиатор серьёзно, без оценок и суждений, принимает человеческие проявления каждой из сторон, что вовсе не означает, что он разделяет, либо одобряет их поведение. Достойная, уважительная и беспристрастная позиция медиатора способствует тому, что рано или поздно, люди перестают «валять дурака» и выходят в зону сотрудничества.

Как говорит китайская пословица, если долго сидеть на берегу, рано или поздно, мимо тебя проплывёт труп твоего врага. Применительно к медиатору это звучит приблизительно так: если долго сидеть, не моргнув глазом и не подав виду, что тебя что-то напрягает, раздражает, удивляет и т. д., испробовав все средства воздействия на «сфинкса», стороны выдыхаются и начинают смотреть друг на друга, что, собственно, и является первым шагом навстречу. Одна беда, медиатор может «не дожить» до того момента, когда «проплывёт». Каким образом решается этот вопрос в мировой практике?

А решается этот вопрос установлением предела компетенции медиатора и формализацией процесса. Вопрос: что является результатом процедуры медиации? Ответ: результатом процедуры медиации является проведение процедуры медиации. Медиатор обеспечивает процедурой наилучшие возможные условия, при которых высока вероятность того, что люди осознают себя собственниками конфликта и что таким же образом, они являются авторами других, более качественных, удовлетворяющих обе стороны договорённостей. А что если даже после проведения процедуры медиации стороны не договорились? Что ж, это выбор сторон, по крайней мере, они попытались. И за эту попытку медиатор искренне благодарит стороны. Часто сама эта попытка становится бесценным опытом на пути к ответственной и зрелой позиции, что само по себе, дорогого стоит. Случай признаётся немедиабельным и это никак не очерняет репутации специалиста. Это просто работа. Отрицательный результат — тоже результат.

Медиация — идеальный с точки зрения профилактики профессионального выгорания инструмент. Но… Ознакомившись с большим количеством источников по медиации своих зарубежных коллег, обнаружила важную вещь. Количественное накопление опыта, как в практическом, так и в теоретическом плане, связанное с тем, что медиация стала активно внедряться там на десятилетия раньше, не перекрывает качественный уровень нашей отечественной медиации. Законодательное оформление медиации открывает новый социальный контекст. Однако до этого момента она использовалась, внедрялась, апробировалась, как сейчас говорят, на непрофессиональной, законодательно не прописанной основе.

Так вот, это основа имеет корнеобразующий характер. Так дианалитическая пентада позволяет выйти на сущностные смыслы личности, а соответственно, сдвинуться с конкретных позиций, которые приносит человек, на истинные интересы и потребности в одну-две встречи. Большинство моделей медиации можно описать через образ китайского мудреца, мимо которого, рано или поздно, проплывёт то, что естественным образом образуется, или сфинкса, который и глазом не поведёт, когда мимо него пролетают времена и столетья. Отечественный инструмент дианалитическая пентада можно сравнить с кадрами убыстренной съёмки, когда у вас на глазах бутон раскрывается во всей полноте своего цветения, а куколка становится бабочкой.

Сам инструмент был оформлен мэтром отечественной медиации на основе универсальной смысловой структуры приближения к сущности. Эта универсальная смысловая структура была зафиксирована в работах последнего русского философа А. Ф. Лосева как итог философского познания и содержит в себе универсальный алгоритм сущностного универсума. Именно эта философская глубина с диалектической неизбежностью делает сам инструмент простым, доступным и эффективным. Важно и то, что он не вносит никаких дополнительных смыслов, а позволяет раскрыться имеющимся.

Такой инструмент не имеет зарубежных аналогов и качественно отличается от имеющихся западных техник, технологий, методологических медиативных обоснований.

Дианализ — высшая математика медиации. Мы же в настоящее время имеем дело с законодательным введением арифметического ликбеза. Само по себе, это важно и полезно нашему обществу. Сотрудничество — способ выживания в современном, быстро меняющемся мире. А медиация — это инструмент сотрудничества.

Однако нужно реально смотреть на происходящие процессы. Поэтому, когда в апреле этого года в Новосибирске появилась Цисана Шамликашвили с «благой вестью» о медиации, сибирские профессионалы отнеслись к этому с иронией.

Безусловно, медиации нужна начальная школа, потребуется пройти и средние классы. И, конечно, московский центр очень важен на этом этапе. Но…рано или поздно, медиации нужно будет решать «взрослые вопросы» и тогда с очевидностью определится, что отечественная медиация впереди планеты всей. И прирастать «взрослая» медиация Сибирью будет.