Полимодальная супервизия. История становления

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ПОЛИМОДАЛЬНОЙ СУПЕРВИЗИИ

Лях И. В.

В России всегда уделялось большое внимание качеству подготовки специалистов в области психотерапии и клинической психологии, супервизия традиционно является важным элементом профессионализации в данной сфере. В подготовке врачей-психиатров и клинических психологов супервизия регламентируется следующими приказами: приказ Минздравмедпрома РФ от 4 сентября 1995 г. № 255 «Об аттестации на квалификационные категории психологов, работающих в учреждениях здравоохранения Российской Федерации», приказ Минздравмедпрома РФ от 30 октября 1995 г. № 294 «О психиатрической и психотерапевтической помощи», приказ Минздравмедпрома РФ от 26 ноября 1996 г. № 391 «О подготовке медицинских психологов для учреждений, оказывающих психиатрическую и психотерапевтическую помощь». Согласно этим документам пси-специалисты сферы здравоохранения имеют возможность и обязываются супервизировать свою работу, повышать ее качество и поддерживать свой профессиональный уровень.

С расширением пространства психологических и психотерапевтических услуг в России в 1990-е гг. возникла потребность в обеспечении качественного супервизионного сопровождения для более широкого круга специалистов, работающих в негосударственных структурах и занимающихся частной практикой. Специфика российского профессионального сообщества психологов и психотерапевтов (полимодальность, клиенториентированность, результаториентированность как основное методологическое предпочтение для большинства специалистов) требовала поиска новых решений в данной сфере деятельности. Формат школьной супервизии, привычный для медицинского контекста, и мономодальной супервизии, основанной на строгих методологических принципах определенной модальности (например, психоаналитическая супервизия, гештальт-супервизия и т.п.), в реальном пространстве полимодальной медицинской психотерапии сталкивался с целым рядом трудностей. Поиск решения указанной проблемы привел к разработке метода профессиональной полимодальной супервизии.

 

История полимодальной супервизии как движения в России насчитывает более пятнадцати лет. Впервые полимодальная супервизионная группа была создана в Новосибирске после проведения большого психологического декадника, в котором участвовали представители разных психотерапевтических модальностей и специалисты полимодальной направленности.

В начале 2000-х гг. стабильной групповой супервизии в Новосибирске практически не существовало, поэтому первая супервизионная группа, созданная на базе клиники «Инсайт», вырабатывала правила своей работы самостоятельно. Процесс разработки эффективной модели был достаточно длительным и основывался на анализе возникающих в ходе работы группы затруднений. Используя различные подходы к проведению супервизии в течение одного года, группа столкнулась с тем, что динамические процессы могут серьезно препятствовать оказанию реальной помощи специалисту в преодолении профессиональных затруднений. Развивающаяся конкуренция, отсутствие ярко выраженного лидера внутри группы, отсутствие четких правил ведения группы приводили к тому, что эффективность супервизии снижалась. В результате были выработаны первые правила. Ведущий супервизионной группы назначался в соответствии с очередностью или демократическим выбором непосредственно в ходе группы. Ведущий наделялся несколькими функциями, такими как слежение за временем, определение формата работы и т.п. По сути, группа была интервизионной, несмотря на то, что в ее работе участвовали специалисты, уже имеющие высокий профессиональный статус, либо статус супервизора в определенной модальности.

Правила вырабатывались на этапе становления группы в течение нескольких месяцев. Изначально группа задумывалась как открытая, поскольку основной её целью предполагалась помощь специалистам клиники «Инсайт» в улучшении их работы. Также группа работала по принципу добровольности, который сохраняется по сей день.

 

В ходе работы группы на начальном этапе было замечено, что динамический групповой процесс имеет волнообразный характер, и в силу сложности случаев, которые были рассмотрены, в силу необходимости пользоваться очной супервизией, в чем-то похожей на клинические разборы, правила группы постепенно совершенствовались и пришли к тому виду, в котором они существуют сейчас.

По мере того, как набирался опыт ведения групп, среди участников выделилось несколько основных ведущих, работа с которыми была всеми признана наиболее эффективной. Среди них – Лях И. В., Жуков А. С., Гришанов А. Н. и еще несколько ведущих, которые впоследствии ушли в собственную практику. В это же время при Новосибирском региональном отделении ОППЛ был сформирован Комитет по супервизии. Начало́ формироваться основное ядро группы, благодаря которому она сохраняла свою целостность: группа меняла расположение, перемещаясь из клиники в другие центры, но при перемещении сохранялись основные правила работы группы. Самым важным всегда оставалось следование основной цели супервизии, «лечению лечения». В своей работе группа всегда стремилась помогать специалистам в улучшении их работы с клиентами. В результате на определенном этапе развития численный состав группы мог достигать 60–70 человек. В ситуации ограниченного выбора супервизионных групп в городе специалисты приходили супервизировать свою работу в полимодальную супервизионную группу, у которой к тому времени сформировалась определенная репутация профессионального пространства, где можно получать эффективную помощь.

Группа сохраняла свою открытость, в нее включались новые специалисты помогающих профессий, в том числе – социальные работники, юристы, врачи общего профиля, педагоги, которые находили в группе ответы на вопросы, связанные с профессиональными затруднениями.

Супервизия как таковая постепенно развивалась, находясь в постоянном поиске теоретических обоснований для феноменологии своей эффективности. Особенно яркие процессы происходили в период, когда в группе участвовало большинство специалистов, практикующих в Новосибирске. Группа, базирующаяся на принципе добровольности, предоставляла великолепную возможность работать тем специалистам, которые наиболее активно росли и развивались. Интерес к случаям из практики, формам работы, к другим модальностям и школам психотерапии очень быстро популяризировал полимодальную супервизионную группу. В связи со значительным увеличением числа участников возникла необходимость дополнения правил, появились правила, касающиеся работы внешнего круга, отбора заявки и пр., однако основные принципы группы остались неизменными. Сейчас по этим правилам в России одновременно работает около пятнадцати групп. Эти группы работают с разной регулярностью, некоторые – на постоянной основе, другие собираются ситуативно (во время декадников, фестивалей, конгрессов).

 

Таким образом, в процессе развития практики полимодальной супервизии накапливался ценный практический опыт и исследовательский материал, в связи с чем было принято решение об институциализации супервизии в ОППЛ на основе деятельности полимодальных супервизионых групп, поскольку одним из основных достоинств полимодальной супервизии была и остается возможность участвовать в супервизионной работе специалистам разных помогающих профессий.

В работе группы одновременно могут участвовать специалисты с медицинским образованием (врачи-психотерапевты, интернисты, психиатры), психологи с академическим психологическим образованием (психологи-консультанты, педагоги-психологи) и люди, занимающиеся нетрадиционными практиками. Так, например, в работе новосибирской группы долгое время участвовали несколько экстрасенсов, биоэнергетиков, мистиков разного толка. Они осознавали ценность своего участия в работе полимодальной супервизионной группы, поскольку одним из её свойств является формирование общего языка, феноменов понимания, осознания коммуникативных процессов.

Происходил естественный отход от узкой терминологии профессионального языка и возврат к простому живому русскому языку, что бывает очень полезно для тех специалистов, которые пытаются защищаться от клиентов с помощью теоретизации, интеллектуализации, рационализации, т.е. работают в сложных формализованных конструктах. Особенно это касается психоаналитиков, которые в силу специфики своей деятельности (абстинентность, нейтральность) зачастую утрачивают прямой контакт с клиентом, становятся более ригидными, ограниченными в толковании языка клиента. Сам факт формирования простого языка для понимания происходящего с клиентом, а также групповых процессов, является очень ценным. Происходит своего рода профессиональный возврат к реальности, к общекультурной языковой среде.

Еще одной ценностью полимодальных супервизионных групп стало знакомство профессионалов друг с другом. Специалисты, которые живут и обучаются в разных городах, получили возможность увидеть друг друга воочию. Они начинают говорить, делиться идеями, видеть возможность альтернативного подхода к работе с клиентом, видеть некоторые особенности подхода даже в рамках одной модальности. Так, например, московский, петербургский и сибирский психоанализ немного отличаются: немного различен профессиональный язык, толкование значений и терминов имеет локальные особенности.

Межмодальные конфликты имели очень большое значение в ходе работы полимодальной группы в первые десять лет. Они вызывали не только сильные психодинамические волнения, но и большой взаимный интерес. Иногда это выглядело как нечто невозможное. Группой заинтересовалась отечественная профессура: проф. Эйдемиллер Э. Г., проф. Макаров В. В., проф. Решетников М. М., проф. Завьялов В. Ю., проф. Осьмук Л. А. и др., которые сомневались в возможности и ценности существования подобного процесса. Поучаствовав в работе группы и ощутив пользу от этого мероприятия, коллеги стали поддерживать идею институциализации, а группа профессиональной полимодальной супервизии была принята как одна из основных в плане обучения и в плане собственно супервизорской деятельности. Появилась необходимость обучения специалистов ведению полимодальной супервизионной группы.

После принятия решения ОППЛ о развитии направления полимодальной супервизии супервизионное движение продолжило развиваться, разрабатывалась теория, совершенствовался метод, в ходе деятельности полимодальной супервизионной группы было сделано несколько важных открытий. В результате мы имеем динамически завершенный, но «живой» вариант правил, которые призваны повышать эффективность работы профессиональной супервизионной группы в ответ на разные ситуации в профессиональном сообществе. Основная цель остается прежней – помощь специалисту в преодолении профессионального затруднения. Обучение по программе «Супервизор» на данный момент проводилось несколько раз: в Петербурге, Москве, Уфе, Екатеринбурге, Перми, Харькове, Киеве, Иркутске, Якутске, Алма-Ате. Планируется организация обучения в других городах, программа подготовки супервизоров также вызвала интерес зарубежных коллег.

 

По отзывам специалистов, прошедших супервизионную подготовку, ведение полимодальной группы имеет определенную ценность само по себе. Обучение ведению профессиональной полимодальной супервизионной группы позволяет интегрировать знания. Коллеги, которые прошли полный курс обучения, говорят: «Пазлы сложились, произошла интеграция моего опыта и теоретических знаний, появилось новое видение, понимание того, чем я сам занимаюсь, когда работаю психологом-консультантом, психотерапевтом. Появилось некое новое осмысление деятельности, которое не становится окончательным, но все равно динамически развивается. Тот уровень, на котором я сейчас работаю, пройдя курс обучения ведению групп, позволяет мне прямо сейчас качественнее работать с клиентами».

Те специалисты, которые проходили обучение супервизии в Новосибирске много лет назад, сохраняют профессионализм, успешно работают, стоимость их консультаций возрастает, они занимаются как супервизией, так и индивидуальной терапией, как ведением тренингов, так и ведением групп. Они не разрывают профессиональные связи, сохраняют научность в основе своей деятельности. Исключение составляет небольшая часть участников, которые выбрали иной путь своего развития (религиозный, мистический) и ушли из группы. Тем не менее, даже про них можно сказать, что доверие к психологическим консультациям и психологам, как одной из ветвей помогающей профессии, у них сохраняется. Для таких мистиков становится вполне реальной ситуация, когда они направляют к психологам, психотерапевтам, психиатрам своих клиентов, которые имеют психиатрические и психологические страдания.

Наиболее существенное отличие группы тогда от группы в настоящем – тогда группа была больше по составу, большую долю составляли энтузиасты. Естественно, значительное влияние оказывала историческая ситуация. В начале своей работы группа привлекала многих молодых специалистов, поскольку их в принципе было много – психологические услуги в городе развивались, появлялись новые ставки психологов-консультантов, организационных психологов, и молодые специалисты шли за опытом. Полимодальная супервизионная группа в Новосибирске отчасти осуществляла образовательную функцию, с которой успешно справилась, поучаствовав в формировании психологической службы в масштабах всего города. Сейчас эти специалисты работают на своих местах, время от времени обращаются с затруднениями на индивидуальную супервизию, поэтому численный состав группы уменьшился. Группа живо реагирует на влияния извне, поэтому события в стране, такие как сокращение большого количества психологов, тоже оказывают на неё существенное воздействие.

В группе есть участники, посещающие супервизионные встречи в течение пятнадцати лет, есть новые люди. Молодые специалисты вносят новое содержание в практику и свой, актуальный, язык XXI-го века. Это позволяет с уверенностью ожидать сохранения эффективности специалистов с большим стажем, находящихся в тесном контакте с инновационными составляющими профессии. Группа позволяет аккумулировать и ассимилировать самые современные научные знания в психологии, психотерапии, консультировании и поддерживать друг друга в этой нелёгкой профессии.