Смирнова И. В. Обыденные представления сотрудников силовых структур о самоубийстве

ОБЫДЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СОТРУДНИКОВ СИЛОВЫХ СТРУКТУР О САМОУБИЙСТВЕ

 

Смирнова И. В.

 

На протяжении всей истории развития человечества можно обнаружить случаи, когда люди добровольно уходили из жизни. На сегодняшний день вследствие самоубийства ежегодно погибает около 1 млн. человек. К сожалению, прогнозы пессимистичны, поскольку данный показатель к 2020 г. может составить 1,5 млн. человек [[1]]. Обнаруживаются ли данные тенденции в среде сотрудников силовых структур?

Несмотря на то, что на службу в силовые структуры принимаются кандидаты, прошедшие многоуровневый отбор (кадровый, медицинский, психологический), и решение о принятии кандидата в силовые структуры, рассматривается только после вынесения заключения психологической экспертизы о рекомендованности кандидата к службе [[2]], в данной профессии зафиксирован определенный процент лиц, заканчивающих свой профессиональный путь самоубийством.

 Собчик Л. Н. отмечает, что при массовых обследованиях по методике СМИЛ можно выявить обобщенные тенденции, характерные для различных социальных групп [[3], с. 382—391]. Накопленные данные психофизиологических обследований вновь принятых сотрудников на службу позволяют их описать следующим образом: стремление к избеганию откровенности [[4]], преобладание стенического типа реагирования (гипертимность, импульсивность, индивидуалистичность, выраженные в пределах нормативного коридора), быстрота реакции и принятия решений, гибкость мыслительных процессов [[5]]. Тем не менее, анализ показателей заключений психологической экспертизы сотрудников, прослуживших от трех лет и более, показал, что через данный период времени при сохранении профессиональной успешности происходит снижение адаптационного резерва психики: нарушения в семейной сфере, появление внутреннего эмоционального напряжения, искажение представлений о себе [[6]].

Цель статьи — рассмотреть феномен суицида и результаты исследования обыденных представлений сотрудников силовых структур о самоубийстве с психоаналитических позиций.

Обратимся к феномену самоубийства. Отношение общества к добровольному уходу из жизни неоднозначно: от позитивного (Япония, Древний Египет) до негативного (Римская империя, христианство) [[7]]. Культура блокирует суицидальное поведение в основном как возможность распоряжаться собственной смертью по своему желанию. В случаях, когда добровольный уход связан с интересами социума, Культура готова принять акт суицида. Яркое свидетельство тому — сталинский приказ от 1942 г., который предписывал советским воинам в случае угрозы плена совершать самоубийство.

Деятельность сотрудников силовых структур предполагает Служение с большой буквы, т. е. взятие на себя повышенных обязательств, вплоть до готовности отдать собственную жизнь при чрезвычайных ситуациях. Данное обстоятельство косвенно закреплено в Присяге и должностных обязанностях.

В рамках теории влечений Фрейд выделяет влечение к смерти, которое может быть направлено на удовлетворение потребностей группы (служение Родине, подвиг) или реализовано напрямую (акт самоубийства). Таким образом, в служении Родине и самоубийстве есть общая составляющая — внутренняя готовность добровольно расстаться с жизнью, но при суицидальной активности — напрямую, а при служении Родине — с учетом потребностей общества.

Структурная модель психики З.Фрейда постулирует, что неприемлемый импульс для Супер-эго активизирует сигнальную тревогу и включает защитные механизмы психики. У сотрудников силовых структур при выраженности стремления к смерти, также сформирован запрет на реализацию данного индивидуального желания напрямую без учета требований социума. Следовательно, наше предположение заключается в том, что в обыденных представлениях сотрудников силовых структур мы обнаружим, как элементы защит от неприемлемого импульса, так и состояния вызывающие активизацию стремления к суицидальной активности (дериват: служение Родине).

Рассмотрев суицид с точки зрения психоаналитической теории, обратимся к теории социальных представлений, изучающей обыденные представления в различных социальных группах. Обыденные представления — это обыденное знание, которое составляет нашу способность воспринимать, делать выводы, понимать для того, чтобы придавать смысл вещам или объяснять сложившуюся личную ситуацию (С. Московичи, 1995, с.6) [[8], с.6]. В основе обыденных представлений лежат идеи, которые разделяются членами определенной социальной группы имеющей общие ценности [[9]]. В обыденном представлении можно выявить содержание и структуру. Содержание включает элементы, объединяющиеся в темы, которые входят в состав представления. В структуре обыденных представлений выделяется ядро и периферия. Ядро образовано элементами, без которых представление теряет смысл. Периферия содержит элементы, отражающие формирующиеся и трансформирующиеся темы представлений.

В рамках концепции социальных представлений И. Б. Бовиной и коллегами были изучены представления о самоубийцах в двух группах молодежи, а также выделены темы, вокруг которых кристаллизуются представления. И. Б. Бовина с коллегами приходят к выводу о том, что респонденты в обеих группах защищаются от самоубийц по-разному, в зависимости от опыта знакомства с самоубийцами. В первой группе посредством механизма «не Я – другие» (темы психического здоровья самоубийц или их социального статуса и их групповой принадлежности), а во второй группе (не имеющие опыта знакомства с суицидом в реальной жизни) — посредством наделения таких людей исключительно негативными характеристиками (стигматизация)[[10]].

К сожалению, в данной работе не объясняется, почему молодежь защищается от самоубийц. Также непонятно почему стигматизация не является крайней формой защитной стратегии «Не я — другие». В обеих защитных стратегиях мы обнаруживаем защитный механизм проекции, при котором неприемлемый импульс для психики проецируется на внестоящих. В первой группе проекция импульса совершается на лиц вне социальной группы (подростки, сумасшедшие), во второй — мы обнаруживаем защитные механизмы: проекцию и расщепление, при котором неприемлемый импульс не только проецируется на внестоящих, но данные объекты наделяются также исключительно плохими качествами. Как отмечает Н.МакВильямс, в повседневной жизни механизм расщепления остается мощным и привлекательным средством осмысления сложных переживаний, как в политологии (поиск конкретного злодея), так и в мифологии (Бог и Дьявол) [[11], c.150—151]. Можно предположить, что люди знакомые с самоубийцами более лояльны в оценках, поскольку им сложнее наделить реальных людей, совершивших самоубийство исключительно негативными характеристиками.

Перейдем к рассмотрению результатов нашего исследования обыденных представлений о самоубийстве у сотрудников силовых структур. Для сбора данных мы использовали методику ассоциативного эксперимента, а для обработки — прототипический анализ П. Вержеса [[12]]. Выборку составили курсанты специализированного высшего учебного заведения в возрасте от 18 до 23 лет — 76 юношей и 9 девушек. Предметом исследования были обыденные представления сотрудников силовых структур о самоубийстве.

Рассмотрим полученные результаты. В число элементов ядра представлений о самоубийстве входят: смерть, суицид, безысходность. В ядерной зоне присутствуют элементы, определяющие данное представление.

Потенциальная зона изменений: грех, слабость, проблемы, веревка, кровь, ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства), убийство, человек. Данные элементы отражают формирующиеся или трансформирующиеся представления в обыденном сознании курсантов о самоубийстве.

Собственно периферическая система: глупость, горе, петля, страх, неуравновешенный, одиночество, отчаяние, труп. Собственно периферическая система включает неустойчивые, сиюминутные элементы.

В содержании обыденных представлений о самоубийстве мы обнаружили темы, схожие с выявленными И. Б. Бовиной и коллегами при изучении представлений о самоубийцах [[13]]:

– указание на состояние, приводящее к суициду (безысходность, горе, страх, одиночество, отчаяние);

– психологические характеристики самоубийц, несущие элементы стигматизации (слабость, неуравновешенный, глупость);

– указание на отношение общества к самоубийству (грех, убийство, ст.110 УК РФ «доведение до самоубийства»), в данной темеобнаруживается неоднозначное отношение к суициду: от осуждения обществом (грех, убийство) до принятия данного феномена при определенных обстоятельствах (ст.110 УК РФ).

А также выявили новые темы:

– уход, или уклонение от выполнения задания» (смерть, суицид) — это стратегия, при которой респонденты заменяют истинные ответы путем подстановки других ответов, которая свидетельствует о закрытости и неприятии ситуации либо вследствие полного незнания ее (чуждая среда, и сфера), либо вследствие ее значимости [[14]]. В основе данной стратегии лежит механизм вытеснения (см. выше);

– способы самоубийства (веревка, кровь, петля). В социуме наиболее распространенный способ добровольного ухода из жизни — повешение, затем отравление [[15], с. 34]. Подавляющее большинство самоубийств в силовых структурах совершается через повешение, на втором месте — с применением огнестрельного оружия [[16]], отсюда и появление элемента «кровь».

При изучении обыденных представлений сотрудников силовых структур о самоубийстве в ядерной зоне представлений с одной стороны, обнаружены элементы, относящиеся к защитной стратегии психики от неприемлемого импульса (защитный механизм «вытеснение»), а с другой стороны элементы, отражающие эмоциональное переживание «безысходность» вызывающие активизацию стремления к суицидальной активности (дериват: служение Родине).

Таким образом, в результате проведенного исследования обыденных представлений сотрудников силовых структур о самоубийстве обнаружено, что:

– мысли о добровольном уходе из жизни заблокированы и ситуация свободного высказывания на тему самоубийства актуализирует сигнальную тревогу; при возрастании сигнальной тревоги включаются защитные механизмы психики: вытеснение, проекция, расщепление, морализация;

– по средствам трансформации неприемлемого импульса вовне обнаруживаются состояния, допускающие недопустимое поведение в данной группе. Состояние «безысходность» возникает в ситуации отсутствия выхода. И, по сути, является последствием психологического приема «двойного захвата», широко описанным в семейном консультировании («Стой там, иди сюда»). Можно предположить, что использование руководством данного приема в группе сотрудников силовых структур активизирует влечение к смерти, которое сублимируется в «Служении», а при снижении адаптационных механизмов психики может привести к акту самоубийства.




[1] Westerlund M., Hadlaczky G., Wasserman D . The representation of suicide on the Internet: implications for clinicians// Journal of Medical Internet Research. 2012. Vol.14. № 5 (http://www.jmir.org/2012/5/e122/#ref1).

[2] Методических рекомендаций от 21.03.2008 г. «Методические рекомендации о порядке психологического изучения граждан при поступлении на службу в УИС и перемещении сотрудников УИС по службе».

[3] Собчик Л. Н. Введение в психологию индивидуальности. – М.: ИПП-ИСП, 2000. – 512 с.

[4] Тенденция к избеганию откровенности фиксировалась при помощи шкалы К методики СМИЛ, которая выявляет защитный механизм вытеснения из психики травмирующей информации, разрушающей позитивный образ «Я». См. Собчик Л. Н. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. - СПб.: Речь, 2008. С. 102.

[5] Смирнова И. В. Психологический профиль кандидата на службу в ГУФСИН России по Пермскому краю и на учебу в ведомственные учебные заведения ФСИН // Актуальные проблемы реформирования уголовно-исполнительной системы: правовой и психологический аспекты: сб. материалов науч.-практ. конф., 28 июня 2011 г., г. Пермь / отв. ред. Е. А. Кусакина; ФКОУ ВПО Пермский институт ФСИН России. – Пермь: [б.и.], 2011. – С. 47—51

[6] Смирнова И. В. Роль психологической экспертизы в понимании проблем профессионального становления сотрудников УИС // Вестник ПИ ФСИН России . - 2013. - №3. - С. 26—30.

[7] Лекомцев В. Т., Панченко Е. А. Социальные дисфункции и саморазрушающее поведение. -Ижевск:Удмуртский университет, 2002. - 120 с.

[8] Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд / С. Московичи // Психологический журнал. - 1995. - Т.16. - № 1. - С. 3—18.

[9] Moscovici S. Psychoanalysis: Its image and its public / S. Moscovici. - Cambridge: Polity, 2008. - 416 p.

[10] Бовина И. Б., Дворянчиков Н. В., Коноплева И. Н. Особенности обыденных представлений молодежи о самоубийцах [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2013. №1. URL: http://psyedu.ru/journal/2013/1/Bovina_Dvoryanchikov_Konopleva.phtml (дата обращения: 19.02.2015)

[11] Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика// М: Независимая фирма «Класс», 1998.

[12] Продовикова А. Г. Представления о сознании и бессознательном у студентов: дис. ... канд. псих. наук: 19.00.01. - Пермь, 2010. - 225 с.

[13] Бовина И. Б., Дворянчиков Н. В., Коноплева И. Н. Особенности обыденных представлений молодежи о самоубийцах [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2013. №1. URL: http://psyedu.ru/journal/2013/1/Bovina_Dvoryanchikov_Konopleva.phtml (дата обращения: 19.02.2015)

[14] Психологические тесты / под ред. А. А. Карелина: В 2 т. - М.: ВЛАДОС, 2003. - Т.1. - С.98—100.

[15] Лекомцев В. Т., Панченко Е. А. Социальные дисфункции и саморазрушающее поведение. -Ижевск: Удмуртский университет, 2002. - 120 с.

[16] Обзор за 2013 г. «О мерах по психологической профилактике сиуцидов среди сотрудников УИС»

Дежурный супервизор

skype
email

Отправьте заявку на супервизию.
Укажите ваш контактный номер телефона.

Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут!

Календарь мероприятий

п в с ч п с в
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31